Состав задачу по таблице

Она открыла на экране второе окно и просматривала остальную часть документов «Лаборатории вне закона». - В чем дело? - спросил Фонтейн.  - Вы что-то нашли. - Вроде.  - У Соши был голос провинившегося ребенка.

 - Помните, я сказала, что на Нагасаки сбросили плутониевую бомбу. - Да, - ответил дружный хор голосов. - Так вот… - Соши шумно вздохнула.  - Похоже, я ошиблась. - Что?! - чуть не подпрыгнул Джабба.  - Мы ищем совсем не .

То была моль, севшая на одну из плат, в результате чего произошло короткое замыкание. Тогда-то виновников компьютерных сбоев и стали называть вирусами. «У меня нет на это времени», - сказала себе Сьюзан. На поиски вируса может уйти несколько дней. Придется проверить тысячи строк программы, чтобы обнаружить крохотную ошибку, - это все равно что найти единственную опечатку в толстенной энциклопедии.

Сьюзан понимала, что ей ничего не остается, как запустить «Следопыта» повторно. На поиски вируса нужно время, которого нет ни у нее, ни у коммандера. Но, вглядываясь в строки программы и думая, какую ошибку она могла допустить, Сьюзан чувствовала, что тут что-то не .

Пять секунд. Шесть секунд.

Человек ослабил нажим, еще раз взглянул на прикрепленную к спинке кровати табличку с именем больного и беззвучно выскользнул из палаты. Оказавшись на улице, человек в очках в тонкой металлической оправе достал крошечный прибор, закрепленный на брючном ремне, - квадратную коробочку размером с кредитную карту. Это был опытный образец нового компьютера «Монокль», разработанного ВМС США для проверки напряжения аккумуляторов в труднодоступных отделениях подводных лодок - миниатюрный аппарат, совмещенный с сотовым модемом, последнее достижение микротехнологии.

Его визуальный монитор - дисплей на жидких кристаллах - был вмонтирован в левую линзу очков. «Монокль» явился провозвестником новой эры персональных компьютеров: благодаря ему пользователь имел возможность просматривать поступающую информацию и одновременно контактировать с окружающим миром.

Кардинальное отличие «Монокля» заключалось не в его миниатюрном дисплее, а в системе ввода информации. Пользователь вводил информацию с помощью крошечных контактов, закрепленных на пальцах. Контакты соединялись в определенной последовательности, которую компьютер затем расшифровывал и переводил на нормальный английский.

Последние слова записки стали для нее сильнейшим ударом. И в первую очередь я сожалею о Дэвиде Беккере. Простите. Я был ослеплен своими амбициями. Стоя над Хейлом и стараясь унять дрожь, Сьюзан услышала приближающиеся шаги и медленно обернулась. В проломе стены возникла фигура Стратмора. Он был бледен и еле дышал. Увидев тело Хейла, Стратмор вздрогнул от ужаса. - О Боже! - воскликнул .

- Несколько месяцев назад к нам попал перехват КОМИНТ, на расшифровку ушло около часа, но там мы столкнулись с удивительно длинным шифром - что-то около десяти тысяч бит.

- Около часа, говоришь? - хмуро спросил.  - А что ты скажешь о проверках пределов памяти, которые мы выполняли. Сьюзан пожала плечами. - Ну, если вы имеете в виду и диагностику, то времени уходило. - Насколько. Сьюзан не понимала, к чему клонит Стратмор.

Подними, говорю. Беккер терял терпение. А ведь он мог быть сейчас в Смоки-Маунтинс, со Сьюзан. Что он делает здесь, в Испании, зачем спорит с этим психованным подростком. Беккер резким движением взял парня под мышки, приподнял и с силой посадил на столик. - Слушай, сопливый мозгляк. Убирайся отсюда немедленно, или я вырву эту булавку из твоих ноздрей и застегну ею твой поганый рот.


Похожее ...

Комментарии (1)