см. Календарь
событий

Успехи

Ежегодные отчеты

Город как гражданский проект

Наши новости

Гранты и конкурсы

Наши издания

Проекты сезона

Реальные данные

 

 

 

 

 

 

 

 

Кнопка кампании
Rambler's Top100


Последние статьи:

И.В.Аверкиев. Из кризисов нет иных выходов кроме радикальных
30.11.-1

   Аверкиев Игорь Валерьевич

Если задача в том, чтобы «традиционная российская правозащита»[1] не только осталась на плаву, но и, возродившись и пополнившись неофитами, стала значимым фактором российской жизни, тогда вариантов стратегий не очень много и все они обречены быть радикальными, частично - в прямом смысле, но в основном - в смысле радикальной смены практик и парадигм.

Всё многообразие точек роста и стратегий, призванных вывести из кризиса «традиционную («классическую») российскую правозащиту», распадается на две, по сути противоположенные, модели публичного поведения: условно фундаменталистскую и условно модернистскую.

Фундаментализация правозащиты предполагает обращение к неизбывной тоске людей по утраченным ценностям, по простым и однозначным максимам. При этом «правозащитный фундаментализм» вполне современен, поскольку актуален для потребителя «правозащитных услуг». Страдая от многоликой и изощрённой несвободы, подвергаясь унижению со стороны бесчисленных старых и новых властей, «люди с правой резьбой» жаждут простых и очевидных аргументов в пользу свободы и человеческого достоинства.

Модернизация правозащиты, естественно, предполагает обратное – спасение от действительности через безоглядное погружение в неё. Свобода, достоинство, права должны обновляться, мутировать, чтобы противостоять новым покушениям на них. Эта стратегия очевидна и востребована многими, кто считает, что несвобода и унижение - слишком высокая цена за «остросовременную» самореализацию.

Конечно, многие люди, страдающие «правым комплексом», не формулируют свои проблемы через «дефицит свободы и человеческого достоинства», но они поймут и присоединятся ко всякому, в чьих словах и делах найдут утешение своей тревоге.

Альтернатива выбору «модернизм/фундаментализм», безусловно, существует, но альтернатива эта не имеют никакого отношения к «выходу из кризиса», «развитию» и прочим жизнеутверждающим интерпретациям человеческих усилий. Самые очевидные варианты этой альтернативы могут выглядеть так:

  • Тихая естественная смерть «традиционной российской правозащиты», равная постепенному отходу от дел диссидентско-перестроечной генерации, т.е. тех, кто пришел в правозащиту в 80-х и 90-х годах прошлого века. В рамках этого «отхода», по мере возможностей, будет поддерживаться традиционная правозащитная повестка: вечная Чечня или то, что будет занимать её место в общественном дискурсе, нечестные выборы, свобода СМИ, недемократический режим и т.п. Правозащитные темы, претендующие на массовый спрос, вроде «милицейского произвола», будут перехвачены «новыми правозащитными акторами».
  • Сохранение на поверхности жизни части правозащитных персоналий и организаций, ценой утраты гражданской самостоятельности, через их окончательное оформление в качестве российского экспертного придатка ООНовско-ОБСЕшной правозащитной бюрократии. В рамках этого варианта правозащитники безвозвратно окукливаются в заказных мониторингах, исследованиях и экспертизах, обеспечивающих поставку на глобальный политический рынок всё менее ликвидных докладов «о правах человека в России».
  • Окончательное перерождение части правозащиты в левозащиту, с соответствующей, и уже естественной, политизацией. Помимо прочего, это будет означать и идеологическое оформление уже совершенного правозащитниками-популистами, вроде Льва Пономарёва, перехода от обслуживания свободы и человеческого достоинства к обслуживанию справедливости и благосостояния.
  • Другое и различные сочетания перечисленного.

Возможны, а, точнее, интересны для обсуждения, и экзотические альтернативы вроде освоения «традиционной российской правозащитой» миссии по экспертному и прочему обслуживанию «новых правозащитных акторов».

Модернизм и фундаментализм в правозащите - это не только возможные стратегии развития для «традиционной российской правозащиты», но и способы самореализации, нащупываемые новыми правозащитными акторами.

[1] «Традиционная российская правозащита» («классическая», «профессиональная») – это сообщество людей и организаций, которое сформировалось в середине 90-х годов ХХ века на человеческой и духовной основе советского диссидентства. «Традиционные российские правозащитники» ориентируются на западную гражданскую культуру, стремятся думать и действовать в рамках «ООНовской парадигмы прав человека». (вернуться)

© Проект Пермской гражданской палаты «Будущее прав человека в России»


Имя:

E-mail:

Код:

Код

 

© Фонд "Центр гражданского анализа
и независимых исследований"
разработка сайта Пермь - Ярко!
614045, Россия, г. Пермь, ул Орджоникидзе, 61 (ДЦ "Серго"), оф. 602
т./ф.: (342) 211-08-70, 211-08-80, 211-09-90
e-mail: info@grany-center.org

 

?>